«К мужчинам мы относимся, как к котикам»: девушка-барбер и ее «внутренний фрик»

2 0 «К мужчинам мы относимся, как к котикам»: девушка-барбер и ее «внутренний фрик»

"Я шоумен, — говорит о себе Елизавета Соколова. — Каждая стрижка — мини-шоу для клиента". Лиза — одна из первых в Москве девушек-барберов. А еще она открыла барбер-шоп, где работают только барышни

О шпильках в офисе и бантах из волос

Я несколько лет работала в PR-отделе крупной корпорации. В офис одевалась как на первое свидание: носила платья-футляры, шпильки, у меня всегда был make up, а из волос я делала бант. Одним словом, выпендривалась. Мне было можно. Если делаешь что-то с убеждением, что так и должно быть, все тебе верят.

От природы я русая и много экспериментировала с волосами. Долго была рыжей, как раз работала в офисе. А после того как покрасилась в блондинку, у меня все в жизни поменялось.

Об экзистенциальном кризисе и эпатаже

В 27 лет со мной случился экзистенциальный кризис. Все было хорошо — перспективы, деньги, командировки за границу. Но это было так душно. Я поняла, что мне некомфортно жить по чужому графику, что мне нужны творчество и сцена. Я стала думать, чем хочу заниматься. И обнаружила: мне нравится все, что связано с перевоплощениями. Не уходя из компании, я выучилась на художника-гримера. Но поняла, что это тоже не мое: гример на телевидении, например, — это тот, кто тон выравнивает. Творчества там не так много, как хотелось.

Тогда в Москве как раз Москве открылись первые барбер-шопы. Барберы — это мастера, которые стригут и бреют только мужчин, и поначалу в таких салонах не работали женщины. И я поняла: вот оно. Девушка-барбер — это эксцентрично, а я люблю эпатаж. Я в школе была панком, во мне всегда жил внутренний фрик. И я рискнула: пошла учиться, хотя у меня не было никаких гарантий, что все получится.

О "своем пацане" и "женщине на корабле"

У каждого человека есть суперспособность. Моя — в том, что я очень пластичная. Я в любом коллективе могу ужиться. Во всех барбер-шопах всегда работали только мастера-мужчины. Это традиция, концепция. Мои бывшие коллеги рассказывали: когда им сообщили, что в коллектив придет девушка, это все восприняли в штыки. Но я сразу поставила себя не как женщину, а как личность и профессионала. Где-то играла в "своего пацана". Через полгода я стала там самым популярным мастером, и весь коллектив, 11 мастеров, меня полностью принял. Даже те, кто поначалу говорил про "женщину на корабле" и "баба с возу — кобыле легче".

О расходах и "нефтяной скважине"

Я точно знала, что хочу не просто работать в салоне, а сделать свой барбер-шоп, в котором будут только мастера-девушки. Но у меня не было опыта в бизнесе, я искала партнера. Им стал Евгений Журавлев. У нас получился идеальный дуэт — я создаю содержание, а он форму.

Когда ты что-то затеваешь, даже ремонт в своей квартире, сроки и бюджет надо умножать на два. У нас на все, включая расходы первого года работы, ушло чуть больше 7 млн рублей. Это не много. Половину суммы мне дали родные, вторую половину внес Женя.

Парикмахерская — не нефтяная скважина, здесь другой уровень доходов. Но меньше чем через год мы вышли на операционную безубыточность. То есть мы покрываем расходы на зарплаты, коммунальные платежи и косметику. Для салона это хороший показатель. Но это потому, что мы начинали не с нуля, — у меня была база, клиенты, которых я привела.

О феминитивах и "мужской территории"

Я — девушка-барбер. "Барберша" звучит слишком по-советски: парикмахерша, маникюрша… И точно не "барберка". Я не понимаю, зачем нужны эти феминитивы, они же какие-то странные! Мне кажется, что это дичь полная. По-моему, это дурная тенденция, что увеличилось количество женщин, которые чувствуют себя притесненными. Где, в каком месте их притесняют? Я работаю на мужской территории, меня никто не ущемлял, вообще никто не унижал, поэтому я не знаю, за что они борются.

О виски и пошлых шутках

Когда мы открывались, про нас часто говорили: "А будут ли они голые стричь?" Но тут надо отдать себе должное: к моменту запуска я сумела завоевать авторитет в профессиональной среде. И никто из коллег или моих клиентов не посмел бы пошло шутить.

В сфере услуг профессионализм — только 30% успеха. Остальное — подача. Есть люди, которым надо просто сделать волосы покороче, качественно. И желательно помолчать, и чтоб никто не трогал. А есть люди, которым важно ходить к тому, с кем интересно. Я считаю, что если стрижка в моем исполнении стоит 2,5 тысячи рублей, то эмоции клиент должен получить на пять тысяч.

К нам приходят за эмоциями. У нас вкусный кофе, атмосфера, стенд с книжками. Даже виски есть на случай, если клиент пришел и говорит: "Промок, замерз, а есть ли что?" Эти бутылки сами клиенты и приносят. Некоторые по несколько часов у нас сидят, могут достать ноутбук, работать.

О голове и женских руках

Все, кто приходят к нам, говорят, что именно в женских руках могут себе позволить расслабиться, им приятнее женская забота. Некоторым не нравится, когда мужчина им моет голову. Но на каждый товар есть свой купец: кому-то комфортнее с мастером-мужчиной, а кто-то ходит и к тем, и к тем. Доверить свою голову в чьи-то руки не очень просто.

О мужчинах и котиках

К мужчинам мы уже относимся как к котикам, это профессиональная деформация. У нас может быть какой-то флирт, но только если это уместно. А обычно воспринимаешь мужчину не как мужчину, а как клиента. Возможно, так психика себя защищает.

О стрижках за 300 рублей и (не) красивых мужчинах

Мужчины без бороды и с фиговой стрижкой очень некрасивые. Серьезно. Борода — это как мужской макияж. Можно смоделировать черты лица, скрыть толстый подбородок или проблемы с кожей. Хорошая стрижка делает взгляд более резким, скулы более четкими. Мужчина становится более брутальным.

Некоторые говорят: "Зачем это все, я стригусь за 300 рублей у метро". Но если мужчина стрижется за 300 рублей, это видно. Когда ко мне приходит чудовищно подстриженный человек и я делаю с его волосами самые простые, базовые вещи, у него реально преображается лицо.

Но сейчас мужчины становятся красивее. Еще какое-то время назад для них пользоваться косметикой было, что называется, зашквар. А сейчас — видите, сколько у нас всего? Это только мужская косметика. И они ее покупают.

О "бабьих магнитах"

Клиенты иногда шутят: "Лиза, сделай мне "бабий магнит". Они действительно возвращаются к нам, потому что на них женщины после наших стрижек по-другому смотрят. Нашему мастеру Насте как-то девушка клиента написала: "Ты не просто подстригла, ты вернула наши отношения, я вообще посмотрела на него по-другому!"

О "человеке-оркестре" и "причине всего"

Я не могу сказать: "Боже, какой кошмар, что я окончила экономический вуз и шесть лет "потратила" на работу в крупной корпорации". Это было офигенное время, и менеджерский опыт я получила именно там. Сейчас он очень помогает.

У меня не бывает нормированного рабочего дня. Если в 12 ночи мастер позвонит и скажет, что не может выйти, я должна найти замену. Свой бизнес — это когда ты являешься причиной всего. Ты — человек-оркестр. Одна часть моего мозга всегда здесь, независимо от того, где я нахожусь — в путешествии, на даче, в поле, за рулем или во сне.

Источник: woman.rambler.ru

Самое интересное в рубрике